Проблема смерти в философии Шопенгауэра

Получил домашнее образование, много путешествовал вместе с родителями, в году поступил в Геттингенский университет, затем учился в Берлинском университете, где слушал лекции И-Г. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Артур Шопенгауэр"Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа"

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Учебники онлайн: А. Шопенгауэр: К учению о неразрушимости нашего В другие времена мы думаем о смерти с спокойной радостью, более того - с . дух внушает себе страх тем, будто смерть - уничтожение его сущности!.

Шопенгауэр как лекарство Моим старинным и добрым приятелям, которые были со мной рядом, делили со мной все беды и горести и поддерживали меня своей мудростью и бесконечной любовью к жизни разума: Редакторам, помогавшим мне создать этот необычный сплав вымысла, психобиографии и педагогики психотерапии: Моим многочисленным друзьям и коллегам, прочитавшим рукопись и сделавшим свои ценные замечания: Моей группе поддержки — коллегам-терапевтам, которые на протяжении всей работы оказывали мне неоценимую помощь.

Моему научному сотруднику Джери Дорану. Большая часть сохранившейся переписки Шопенгауэра либо до сих пор вообще не переведена на английский, либо переведена довольно нескладно. Я признателен моим немецким помощникам Маркусу Бергину и Феликсу Рейтеру за содействие в переводе и колоссальную библиотечную работу. Уолтер Сокел оказал мне важную научную поддержку и помог перевести на английский многие эпиграфы к главам так, чтобы с наибольшей точностью передать яркий и неповторимый стиль Шопенгауэра.

Я благодарен моей жене Мэрилин за ее неизменную любовь и поддержку. Множество прекрасных книг вдохновили меня на эту работу. Остальные произведения, на которые я опирался при написании этой книги:

Артур Шопенгауэр. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа - файл 1.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка Смерть - важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна.

Шопенгауэр объединил философию Канта с древнеиндийскими учениями и пришел к выводу, что смерти нечего бояться, потому что.

О ничтожестве и горестях жизни…………………………………………. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование - есть некая кара, а смерть - лучшее, что может быть для человека.

Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире. Также меня заинтересовали его размышления о смерти, о том, что она не так страшна, как люди себе ее представляют.

Вы точно человек?

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

„В минуту смерти эгоизм претерпевает полное крушение. Отсюда страх смерти. Смерть поэтому есть некое поучение эгоизму, произносимое природою.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти. Брахманизм и буддизм, которые учат человека смотреть на себя как на самопервосущество, брахму, коему, по самой сущности его, чужды всякое возникновение и уничтожение, — эти два учения гораздо больше сделают в указанном отношении, чем те религии, которые признают человека сотворенным из ничего и приурочивают начало его бытия, полученного им от другого существа, к реальному факту его рождения.

Оттого в Индии и царит такое спокойствие и презрение к смерти, о котором в Европе даже понятия не имеют. Поистине, опасное дело — с юных лет насильственно внедрять человеку слабые и шаткие понятия о столь важных предметах и этим отнимать у него способность к восприятию более правильных и устойчивых взглядов. Например, внушать ему, что он лишь недавно произошел из ничего и, следовательно, целую вечность был ничем, а в будущем все-таки никогда не утратит своего существования, — это все равно, что поучать его, будто он, хотя и всецело представляет собою создание чужих рук, тем не менее должен быть во веки веков ответствен за свои деяния и за свое бездействие.

Когда, созрев духом и мыслью, он неизбежно поймет всю несостоятельность таких учений, у него уже не будет взамен ничего лучшего, — да он и не в состоянии был бы даже понять это лучшее; он окажется поэтому лишенным того утешения, которое и ему предназначала природа взамен сознания о неизбежности смерти.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа

А может, и мы иногда ведем себя именно так? Если такому человеку задать вопрос, он обратится за ответом не внутрь себя, но вовне, и по лицам других попытается угадать, какого ответа от него ожидают. Такому человеку будет очень полезно ознакомиться с идеями Шопенгауэра, изложенными в трех поздних философских эссе. Суть сводится к тому, что ни богатство, ни материальные блага, ни социальный статус, ни хорошая репутация не могут составить наше счастье, но лишь то, чем являемся мы сами.

Хотя эта мысль напрямую и не затрагивает экзистенциальных вопросов, она все же помогает нам перейти с поверхностного уровня к более глубоким проблемам. Шопенгауэр умело доказывает, что погоня за богатством бесконечна и бессмысленна:

В философии Шопенгауэр видит некое «противоядие», извлеченное из недр мыслящего разума, против того страха, который рождает.

Шопенгауэр — один из тех мыслителей, чьим творчеством предваряется эпоха новейшей, так называемой"неклассической" философии. Его суждения и выводы полны парадоксов, непривычных для"здравого смысла". Например, человек не свободен, поскольку он действует по своей"воле"" удовольствие отрицательно, а страдание положительно; жизнь — ошибка, смерть — ее исправление.

Далее мы увидим, на каких основаниях утверждаются эти парадоксальные тезисы. Тема смерти занимает значительное место в главном сочинении Шопенгауэра, и в этом повороте к данной теме тоже проявляется его отход от предшествующей"классической" философии. Ложность жизни и подлинность не-жизни В чем же состоит"ложность" жизни и подлинность не-жизни?

Человеку, — утверждал Шопенгауэр, — только кажется, будто жизнь — его подлинное существование. В действительности он"вытолкнут в жизнь" единой и бессмертной мировой волей; воля — вот что подлинно вечно существует. Она является началом и местом впадения мимолетных индивидуальных существований, — то есть как бы океаном, выбрасывающим и поглощающим отдельные брызги заметим сходство с учениями о Брахмане и метемпсихозе.

Шопенгауэр ставит"мировую волю" на место, отводившееся философами прежних эпох"мировому разуму","логосу","богу", которые якобы управляют миром, обеспечивают по- рядок и гармонию космоса.

Смерть как нравственный идеал в философии А. Шопенгауэра

Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка Смерть — важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна.

Жизнь без страха смерти» Ирвин Ялом в Минске с доставкой по Беларуси почтой. Купить книгу Скоро закончится. Шопенгауэр как лекарство (м).

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха.

На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги. . : Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации.

Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне. Лучшим подтверждением тому служит глобальный экономический кризис, потрясший основы мировой экономической системы и поколебавший потребительские идеалы современного общества.

Не случайно сегодня не уменьшается интерес к страху и тревоге.

А. Шопенгауэр. Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Въ действительности, болзнь смерти независима отъ полпаго эпапія. Сл дуетъ зам тить также, что если бы нашъ страхъ уличтожепіл былъ.

Небытие является основой для дальнейшего существования. Этот страх, данный нам априори лишь обратная сторона нашей сущности.

Ирвин Ялом"Все мы творения на день" - Светлана Штукарева