Тексты песен, стихи

Это неважно, что Вы — собака. Важно то, что Вы человек. Вы не любите сцены, не носите фрака, Мы как будто различны, а друзья навек. Вы женщин не любите — а я обожаю. Вы любите запахи — а я нет. Я ненужные песни упрямо слагаю, А Вы уверены, что я настоящий поэт.

Александр Вертинский

. 5 ….

Все присутствующие зааплодировали, я попросила спеть еще что-нибудь. И он исполнил мое желание. Я безумно боюсь золотистого плена Ваших.

Вроде не картина и не фото. Я слышал этот голос, я вижу этот свет, и вы меня простите, но не вижу я гармонии между вашим произведением и Вертинским. Красивая девушка в красивом"старинном" интерьере - это еще не Вертинский. Извините за то, что выразил свое мнение, но это всего лишь мое мнение. А если уж совсем начистоту, то мой интерес к Вашим работам вызван тем, что это именно тот стиль в котором я собираюсь в ближайшее время пробовать свои силы.

Я ведь не уверяю никого в том, что"только немного уровнями правилось Это мой стиль, вот и все. Мне кажется, это просто другой вид изобразительного искусства, но он все-таки очень близок к фотографии, собственно вышел из неё и тоже имеет право на существование, он уже давно есть и будет развиваться дальше, вне зависимости от споров"чистых" и"нечистых" фотографов

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблён в эти гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей! Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький заплаканный рот, И акцент Вашей странно-изысканной речи, И ресниц утомлённых полет?.. А весна в повороте лица? О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца!

Paroles de chanson Борис Гребенщиков - Пани Ирэна traduction, lyrics, video. Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я.

Мы понять друг друга не сумеем И судьба у каждого иная. Просто я тебя чуть-чуть сильнее На одну дорогу, что прошла я. Я, тобой отчаянно болея, Просто я тебя чуть-чуть мудрее На одну надежду, что пропала.

403Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена...

Я влюблен в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?..

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Как хотел бы я знать — и скорей, непременно — Что с Иваном у Вас не всерьёз.

Ираклий отбивает у персов великую христ. Животворящий Крест является одним из орудий Страстей Христовых и относится к главным христ. Праздник получил свое название потому, что еп. Макарий воздвигал, то есть поднимал его, обращая ко всем сторонам света, чтобы верующие могли увидеть Крест. Ираклий , византийский император армянского происхождения, возвратил в Иерусалим из Персии после летнего плена великую христ.

По преданию, на нем распят Христос. И вот 14 лет спустя Ираклий разгромил персов и освободил Древо Господне. Спустя 2 года добрался до Иерусалима и попытался внести крест в храм Воскресения в царском венце и порфире. По преданию, возле ворот на Голгофу Ираклий неожиданно остановился, не в силах сдвинуться с места. Шедший рядом патриарх Захария объяснил императору, что Крестный путь невозможно пройти в парадном облачении. История Животворящего Креста на этом не закончена. Крест Господень разделили на части и вывезли кораблями в Константинополь и др.

Томас Кранмер —деятель англ. Реформации, архиепископ Кентерберийский, доктор богословия в Кембридж.

«Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена...» в «Булошной»

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица?

О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн!

Другие названия:"Я безумно боюсь золотистого плена" Стихотворение, год. Язык написания: русский. Примечание: Песня написана в году .

За последние несколько лет форум менялся не раз, поэтому архивов форума существует несколько. Этот - самый последний на данный момент, третий, в нем сейчас содержатся темы с июня года. Предыдущие архивы временно недоступны Добро пожаловать; Ваш последний визит:

Рахиль-Ирена — жена печального Пьеро

Пани Ирена Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-зеленых волос. Я влюблен в ваше тонкое имя - Ирена И следы ваших слез, ваших слез. Я влюблен в ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых кровей, В эти бледны уста до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький заклеенный рот И акцент вашей странно-изысканной речи И ресниц утомленных полет.

А крылатые брови, а лоб Беатриче, А весна в повороте лица. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца!

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблен в Ваше тонкое имя Ирена И в следы Ваших слез, Ваших.

Кумир и поклонница После революции года первая волна эмиграции выплеснула Вертинского на чужой турецкий берег. С греческим фальшивым паспортом на имя Александра Вертидиса в году артист оказался в Польше. К этой стране он питал особую нежность — в его роду были польские корни. Слава русского Пьеро опередила его прибытие в Варшаву. Он гастролирует по стране, гостит в резиденции маршала Юзефа Пилсудского, а студии звукозаписи выпускают пластинки с его песнями, из патефонов звучит его голос.

Варшава бурлила, магазины были завалены европейскими товарами, грациозные польки щебетали и кружили головы молодым и старым. Как грибы после дождя рождались театры-ревю и кабаре, выступали знаменитости. Концерты Вертинского имели магическое воздействие на публику, особенно на женщин. Тот соглашается и задумчиво ходит по комнате, напевая: Он вышел на сцену, оглядел зал и запел.

Может, это любовь?

Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю!

Ну вот, первая фраза написана, и я перехожу ближе к телу. как у Вертинского: «Я безумно боюсь золотистого плена, твоих медно-змеиных волос.

Я у многих в объятиях таял, Но таких, как она, больше нет. В нашей жизни, где всё на продажу, Цены мне по карману вполне. Сразу я не врублюсь в это даже - Что же ей не хватает во мне? Карман загружен, Прикид утюжен, И голова идей полна. Но я ей нужен, Как хрен на ужин. Моя любовь ей не нужна. Предлагаю ей всё, что захочет - На Багамы, в Париж, в казино, Подарить мне хоть краешек ночи Не желает она всё равно.

Александр Вертинский - Пани Ирена

Коментарии могут оставлять только авторизованные пользователи! Статьи о литературе Тот месяц в Ташкенте Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным.

Главная; Tag Archive. Теги: Я безумно боюсь золотистого плена. Дом винтажной музыки объявляет о своих гастролях по Москве. Концертны

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица?

О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн! Каждый видит каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть.

24